Джеймс Уорлик в интервью «Арцахпресс» представил свое видение урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Джеймс Уорлик в интервью «Арцахпресс» представил свое видение урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США Джеймс Уорлик в интервью «Арцахпресс» представил свое видение урегулирования нагорно-карабахского конфликта.  Отметим, что это первое интервью одного из сопредседателей арцахскому СМИ.



Г-н Уорлик, известно, что с минувшего года на всей протяженности линии соприкосновения ВС НКР и Азербайджана был зафиксирован рост напряженности, что серьезно угрожает усилиям сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Помимо заявлений, видите ли Вы какие-либо практические механизмы, способные содействовать стабилизации ситуации?



Рост напряженности вдоль линии соприкосновения вооруженных сил НКР и Азербайджана и на армяно-азербайджанской границе в течение минувшего года угрожает не только посредническим усилиям сопредседателей, но и выполнению взятых президентами перед своими народами обязательств по мирному урегулированию карабахского конфликта. Существуют механизмы, которые способны снизить вероятность неумышленных инцидентов в зоне конфликта, и мы содействуем их применению с целью стабилизации ситуации. Сопредседатели представили сторонам ряд предложений, которые сейчас обсуждаются в рамках нашего визита в регион.



Сопредседатели сейчас находятся с визитом в регионе. Существуют ли конкретные предложения, которые будут обсуждаться в ходе встреч со всеми тремя сторонами?



Прежде всего, мы обсуждаем со сторонами недавний рост напряженности и насилия, которые угрожают региону. В условиях продолжающегося насилия невозможно зафиксировать прогресс на дипломатической арене. Мы также поднимаем вопрос необходимости восстановления встреч президентов, в чьих руках находятся ключи к миру. Помимо этого, мы придаем важность началу всеобъемлющих переговоров по долгосрочному урегулированию. Крайне важным является наличие стабильного переговорного процесса, способного привести к подписанию мирного соглашения.



Согласно азербайджанским СМИ, Вы отметили, что по Астраханской декларации возврат Азербайджану двух его граждан (осужденных за совершение тяжких преступлений) станет гуманитарным жестом, который может способствовать снижению напряженности и установлению доверия между сторонами. Считаете ли Вы, что Астраханская декларация применима в случае с преступниками и безнаказанность этих преступлений не укрепит ложное ощущение вседозволенности в Азербайджане, как это произошло в случае с Рамилем Сафаровым?



Ранее стороны в основном находили путь возвращать заключенных в качестве гуманитарного шага. В условиях нынешнего роста напряженности подобный гуманитарный подход может способствовать созданию более благоприятной атмосферы для переговоров.



Начиная с 1997 года, Нагорный Карабах не является прямой и полноправной стороной переговорного процесса. Вместе с тем сопредседатели неоднократно выступали с заявлением о том, что Карабах вскоре будет вновь вовлечен в прямые переговоры. Не считаете ли Вы, что в нынешней ситуации восстановление прежнего трехстороннего формата переговоров может сыграть решающую роль в продвижении переговорного процесса?



Как в переговорном процессе, так и в вопросе урегулирования конфликта следует учитывать интересы всех сторон. Первым шагом для сторон является выражение готовности вступить в такие переговоры.



Азербайджанская сторона неоднократно заявляла, что сопредседательство ОБСЕ исчерпало себя и между сопредседателями имеются разногласия, предлагая внести изменения в посреднический формат. Согласны ли Вы с этим?



Как сопредседатели, мы едины в наших усилиях по достижению мирного и долгосрочного урегулирования карабахского конфликта. Минская группа ОБСЕ является единственным принятым сторонами конфликта посредническим форматом. Мы, в рамках нашего мандата, продолжим осуществлять нашу работу по установлению мира до тех пор, пока все сходятся во мнении, что наша роль, как посредников, остается полезной.